Республика Коми. Хроника событий КОМИ
новости региона
 


Версия для печати

Хроника событий

Не простая арифметика

23.08.2011
Источник информации: Независимая газета "Красное знамя"
Адрес новости: http://komikz.ru/news/just/?id=3921



– Александр Евсеевич, известно, что Республика Коми в вашей судьбе, судьбе крупного писателя России, профессора Литинститута, была своего рода стартовой площадкой, во многом определившей тематику вашего творчества, да и жизненный путь в целом. Что в 1947 году привело вас сюда?

– После первого курса Лит-института, в котором я учился, было положено студентам проходить производственную практику. Выбор места практики свободный. И я выбрал Сыктывкар, хотя для меня логичнее было бы ехать на Украину, в Харьков, где прошло моё детство. Но меня тянуло на Север, возможно, это было навеяно романтикой юности – челюскинцы, папанинцы... И ещё одно, более важное, обстоятельство. На Севере, в Инте, жили мой дядя Николай Андреевич Приходько, работавший начальником управления связи комбината «Интауголь», и его сыновья Юрий и Николай, мои двоюродные братья. Наше детство прошло рядом, и я воспринимал их, как родных. Тем более что их судьбы сложились очень тяжело. Старший, Юрий, был на фронте и под Вязьмой попал в «котёл», оказался в плену. А когда его освободили (известно, как относились у нас к бывшим военнопленным), он был сослан на Дальний Восток. И оттуда уже перевели в Инту, к отцу. А младший, Коля, оставался вместе с матерью в Харькове, в оккупации под немцами, там мать и умерла, а сына отец вывез после войны. Так что были у меня с республикой и родственные связи.

– Да, времечко было ещё то, с ломаными, кручеными судьбами человеческими. Я ведь тоже мог не оказаться в республике, хотя и отец мой, и мать коренные коми. Семья была вынуждена скитаться по стране по одной лишь причине: матерью как дочерью священника очень «интересовалось» НКВД. Уже много лет спустя я узнал, что предписания чекистов о наблюдении за «поповским отродьем» следовали буквально по пятам родителей... Я знаю, и наша газета об этом писала, что и вам пришлось вкусить всё то, что несло в себе слово «репрессии». Но сейчас не об этом. Может, поделитесь своими первыми впечатлениями о республике.

– Не забуду, как я добирался до Сыктывкара. Вначале, как мне рекомендовали, доехал на электричке до станции Александров, там взял билет до Вологды, затем до Котласа, а оттуда – на пароходе под странным названием «Горончаровский» до Сыктывкара. В романе «Тридцать шесть и шесть» я упомянул о нём, но уже под названием «Тютчев», держа в уме коми словечко «тють».

– Похулиганить решили...

– Ну как бы. И вот, пока я плыл, а мелькали незнакомые названия, удивительные картины северной природы, моя судьба была предрешена, словно в неё Бог вмешался. На меня такое впечатление произвело всё, что я увидел в первые же часы пребывания в северном краю! В то время в газете «За новый Север», где должна была проходить моя практика, не хватало журналистов. Работали в ней несколько бывших фронтовиков: Евгений Наместников, Александр Ануфриев, Борис Горелик, чуть позже пришёл Юрий Кочев...

– Мне тоже довелось работать с ними, но время уже было другое, это были асы пера.

– Да. А молодых журналистов практически не было. И редактор Узилевский просто вцепился в меня, гонял по командировкам и ни за что не хотел отпускать с практики. В командировку в Инту, куда я рвался, чтобы встретиться с братьями, отправил только в сентябре, когда занятия в Литинститута уже начались. До этого он уговорил меня перейти на заочную учёбу. Мне дали квартиру, я успел даже жениться, и в Москву к матери, жившей в тесной каморке, как бы и не имело смысла возвращаться. Короче, республика приняла меня, как желанного сыночка. Но вскоре произошло событие иного рода.

– Республика-мать обернулась злой мачехой?

– Вот именно. Приехав как-то в Москву на очередную сессию, я узнаю, что мою мать исключили из партии за то, что она якобы скрыла, что её первый муж, Евсей Тимофеевич Рекемчук (после него она была замужем за человеком по фамилии Нидерле, под которой и я публиковался поначалу), был репрессирован и расстрелян в 1937 году. Она мне раньше ничего об этом не говорила. А я тоже был членом партии и, вернувшись в Сыктывкар, подал заявление в обком КПСС: «Прошу выяснить, что с моим отцом...» Выяснили быстро, и меня тут же исключили из партии «за скрытие компрометирующих данных». Уволили с работы.

– На что жила наша семья? Я по домашнему телефону собирал информацию со всех мест, публиковалась она под фамилиями работающих сотрудников, они получали гонорар и отдавали мне. А через несколько недель мне в обкоме сообщили, что мои слова о том, что я ничего об отце не знал, подтвердились. Возможно, была тщательная проверка, в том числе через моего отчима, который жил в Австрии, где работал по линии Коминтерна. И, несмотря на это, меня хоть и восстановили в партии, но всё же объявили строгий выговор. Тут уже обиделся я, уволился из газеты и уехал в Москву.

Однако в столице с этим выговором нигде на работу не принимали, и кормить семью приходилось посредством постоянных командировок, в которые меня посылали столичные журналы. Но и при этом нет-нет да и случалось, когда мой «строгач» снова бил меня по голове. Как-то по командировке журнала «Огонёк» оказался я в Воркуте. Попросили меня снабдить очерк снимком. С местным фотокором поехали по городу, и тот, снимая воркутинские улицы, вздохнул: «Эх, хорошо бы для антуража заснять автомобиль!» Тут как раз показалась машина. Я выбежал и остановил её. Открыл дверцу, а в ней секретарь обкома партии по пропаганде и агитации Николай Михайлович Лютоев. У него была дурная репутация. Он рявкнул: «Что, не могли другую машину остановить, а не ту, в которой секретарь обкома партии?!» Я ретировался, но это потом не обошлось без последствий. Вернувшись в Сыктывкар, он отправил в Москву «телегу»: мы, мол, ему строгий выговор, а он ездит в командировки от «Огонька». После этого журнал отказался от моих услуг.

И вот однажды знакомые посоветовали мне возвратиться туда, где я получил выговор, и добиться, чтобы его сняли. Так через четыре года я снова оказался в республике и в газете, ставшей родной, правда, на этот раз стал работать не в штате, а собкором по Ухте. Но только через три года, в 1957 году, когда отца реабилитировали, с меня автоматически сняли выговор.

– Неудивительно. Когда газеты были под партийным контролем, подобные истории случались сплошь и рядом. В 1967 году, когда я работал ещё в «Молодёжи Севера», опубликовал корреспонденцию «Столкновение». В ней, а также в статье, выпущенной в районной газете «Заря» Альбертом Болдыревым, говорилось о неблагополучной обстановке в школе посёлка Конашьёль Троицко-Печорского района, в которой все молодые учителя воспротивились порочным методам руководства её директора. По сути, это была первая в республике забастовка, ещё задолго до шахтёрских волнений в Воркуте. Но директор настрочил жалобы в обком и ЦК партии, последовали крупные разборки. Вы не поверите, разбирательства длились около 10 лет, находились под контролем самого председателя комитета партконтроля при ЦК Пельше. Хотя проверяющим не удалось опровергнуть ни одного из фактов, упомянутых в наших публикациях.

– Между тем общественно-политическая ситуация в стране и республике стремительно менялась. Вспомним термин «оттепель», введённый после смерти Сталина Ильёй Эренбургом.

– Впечатление было – словно вынули заглушку, и хлынули голоса масс. Только в «Красном знамени» появилось множество имён, героев из народной толщи. Вот цитата о вашей работе в то время из заметки того же Альберта Болдырева «В Ухте всходила его звезда»: «В корпункте двери не закрывались. Рабкоры несли сюда свои творения, шумно спорили, а то и скандалили. Внешне невозмутимый Александр Евсеевич умел гасить страсти, направить энтузиазм людей на пользу газете. Сотни рабкоровских рейдов, смотров-конкурсов провёл он на ухтинских предприятиях. В Ухте написал он свои лучшие повести «Время летних отпусков», «Молодо-зелено», «Скудный материк». А в окрестностях города по его сценариям шли съёмки одноимённых фильмов. Позднее, встречаясь на стройках и буровых площадках Вуктыла и Усинска с молодыми рабочими, я спрашивал, что привело их на Север? И очень многие отвечали: книги и фильмы Рекемчука».

– О том, как менялись время и лицо республики, может свидетельствовать такой любопытный факт. В начале 60-х годов мне вдруг позвонил из Москвы Тимур Гайдар, напросился приехать ко мне в Ухту на пару недель. Работал он тогда корреспондентом газеты «Правда» на Кубе. У него был отпуск. Скажу сразу: зачем он приезжал, осталось в секрете. Я предполагаю, что это было связано с судьбой его отца, моего любимого писателя Аркадия Гайдара. Официальная версия – что он погиб за пулемётом, отбиваясь от немцев, где-то под Киевом. Но были и другие версии. Что он то ли в плен попал, то ли ещё что-то. Думаю, Тимур и хотел найти в Ухте людей, которые что-то знали об этом.

Действительно, в жизни Аркадия Гайдара были тайны. Во-первых, он был исключён из партии после того, как 16 лет командовал дивизией. А исключили, надо полагать, за то, что пристрастился к алкоголю. В 1940-м году лечился в психиатрической лечебнице в Сокольниках. И в эту же лечебницу поместили... Зою Космодемьянскую. В некоторых книгах об этом упоминается. Известно, что Зоя – дочь и внучка священников. Деда убили и утопили во время гражданской войны, отца преследовали, и он был вынужден порвать с церковью. Но девушка осталась верующей. Училась в школе, понятно, в атмосфере отчуждения, и на этом развился какой-то психоз. Хотя, по официальной версии, считалось, что у неё был менингит. В лечебнице она подружилась с Гайдаром, более того, собиралась даже поступать в Литинститут. Сейчас и я, и мои студенты занимаемся поисками материалов на эту тему.

Интересно же, как порой бывают завязаны человеческие судьбы! В благодарность за то, что я принимал Тимура он подарил моему сыну Андрюше детский велосипед. И я в порядке ответной благодарности тоже купил детский велосипед для сына Тимура – Егора. Привёз его к поезду и погрузил в купе. Спустя годы контр-адмирал в отставке Тимур Гайдар с женой Ариадной, дочерью писателя Бажова, были на нашей с Луизой серебряной свадьбе. Ухта скрепила наши с Тимуром отношения. Тень упала на них, когда свой политический путь начал его сын Егор.

В то время я организовал издательство «Пик», оно, кстати, выпустило в свет первую книгу Ельцина. Издали мы и книги Гавриила Попова, Юрия Афанасьева, Елены Боннэр и посмертную книгу Сахарова «Про и контра». Тимур очень хотел, чтобы в нашем издательстве вышла и книга его сына. Но у нас с Егором не заладились отношения. Внутренне я не мог простить, что внук Аркадия Гайдара стал антисоветчиком. Его ведь даже прозвали – «мальчиш-плохиш». Был и такой случай. Я пришёл к нему с просьбой помочь выпустить книгу о Галине Старовойтовой, и он отказал мне в этом, стал даже гадости о ней говорить. И ещё. Мы от имени нашего издательства попросили его помочь выпустить книгу о диссидентах «Рыцари без страха и упрёка». Нужны были деньги, а он сидел в это время на финансах. Он сказал: «Хорошо, мы деньги найдём, а потом устроим тендер, какое издательство будет выпускать эту книгу». Но какой может быть тендер, если это мы придумали книгу, материалы собрали?! И он смотрел на меня, как на идиота, который не понимает законов рынка. Вот так они всю Россию на тендер выставили, так же собирались сделать с нашим издательством. То есть я вошёл в клинч с бывшим мальчиком, которому когда-то подарил велосипед.

Но я отвлёкся от главного. Когда Тимур Гайдар приезжал в Ухту, мы с ним летали на вертолёте в сейсмическую партию. Куда-то под Ираёль. На него это произвело огромное впечатление, да и на меня тоже. У нас сложилось общее мнение: настоящее советское общество было не в Москве, не в ЦК КПСС или Коми обкоме партии, а именно здесь, в глубинке республики, где уже не было заключённых, где работала молодёжь, окончившая вузы – горный, нефтяной, люди самостоятельные, со своим мировоззрением. Это было лицо республики, лицо России! В вертолёте с нами был третий человек. Оказалось, что он был из угрозыска, ему поручили найти двух ленинградских школьников, юношу и девушку, которым родители не позволяли жениться, и они сбежали из дому, добрались до Коми АССР и нашли приют как раз в сейсмической партии. Там им дали работу, они поженились. Наш попутчик их и искал. Однако на месте ему сказали: «Мы их не отдадим». «А мне это и не нужно, моя задача была найти их», – ответил розыскник. Эта коллизия стала сюжетом моего фильма «Берега», снятого на «Мосфильме».В главной роли там снялся Валерий Золотухин.

– Да и по вашим книгам и фильмам, по нашим с вами прежним разговорам явно чувствуется, что и вся ваша судьба неразрывно связана с рес-публикой...

– Несомненно. 90 лет её государственности – это не простая арифметика. Это судьбы всех, кто так или иначе был связан с Коми. И вот что примечательно: до сих пор среди моих друзей и коллег дебатируется вопрос, хорошо ли я сделал, что в своё время уехал в Коми. Иные укоряют меня, мол, я мог бы стать большим поэтом (в институт-то я пришёл со стихами, «Красное знамя» публиковало их), а перешёл на прозу, к выпивке потянулся, да и «строгача» по партийной линии там получил. А северный рефрен звучит, пожалуй, во всех моих книгах. Даже в романе «Мальчики», а это произведение о музыке, музыкантах, тема в нём не завязана на географии, есть персонаж, связанный с Севером. А дело ведь в другом – в творческой и личной судьбе. Если бы сегодня опять возник вопрос, ехать или не ехать в Сыктывкар, я бы поехал снова. Я считаю, что моя жизнь сложилась хорошо, и мне другой не надо. Я не могу себя представить без Севера, без Республики Коми, без человека рядом с собой – жены Луизы, уроженки села Часово, с которой мы вместе уже более 60 лет. А ведь мы с ней завязаны и на общем деле – переводе книг коми писателей Василия Юхнина, Геннадия Юшкова, Ивана Торопова... Обозначение моего имени во фразе «перевод с коми Александра и Луизы Рекемчук», венчающей их произведения, лишь номинальное. В принципе, это её работа. Есть немалая и её заслуга в том, что выдающиеся коми прозаики стали известны русскому читателю.


Наша справка

Рекемчук Александр Евсеевич родился в Одессе 25 декабря 1927 года. Окончил Литературный институт им. А. М. Горького. Автор сборников рассказов и очерков «Стужа» (1956) и «Берега» (1958), повестей «Время летних отпусков» (1959; сценарий одноименного фильма, 1960), «Молодо-зелено» (1961; сценарий одноименного фильма, 1962), «Товарищ Ганс» (1965, сценарий фильма «Они не пройдут», 1965) и других.



Внимание!
При использовании материалов просьба указывать ссылку:
«Республика Коми. Хроника событий»,
а при размещении в интернете – гиперссылку на наш сайт: komi.region-news.info

Все новости раздела






Жители Коми отмечают 97-летие со дня образования республики [фото]

Праздничные площадки в Сыктывкаре посетил Глава Республики Коми Сергей Гапликов. ...

Сергей Гапликов поздравляет жителей Республики Коми с Днём республики

«Этот праздник объединяет всех, кому дорог наш Коми край, кто гордится его историей, традициями и сегодняшними успехами. Наша земля отличается богатством природных ресурсов и самобытной культурой. Но главное достояние – это люди, душой ...

Сергей Гапликов дал старт IV Всероссийскому фестивалю национальных и неолимпийских видов спорта [фото]

Он собрал более 500 участников из 49 регионов страны. Торжественная церемония открытия спортивного праздника состоялась сегодня, 21 августа, в Сыктывкаре на Республиканском стадионе. ...

История республики – это история судеб выдающихся людей, вписавших свои имена в летопись Коми края [фото]

Сегодня, 21 августа, Глава Республики Коми Сергей Гапликов принял участие в торжественном собрании, посвящённом 97-летию государственности Республики Коми. Мероприятие прошло в Сыктывкаре, в Государственном театре оперы и балета. ...

Коми – в десятке лучших регионов России по количеству федеральных проектов, реализуемых в сфере образования [фото]

Перспективы и планы развития отрасли в условиях реализации Национального проекта в сфере образования обсуждают сегодня в Сыктывкаре. Участников Республиканского педагогического совещания приветствовал Глава Республики Коми Сергей Гапликов. ...

  • Сергей Гапликов: «Успех республики складывается из успехов и благополучия каждого её жителя» [фото]
  • Утверждена программа по сохранению и развитию государственных языков Республики Коми.
  • Деятели культуры Республики Коми получили премии правительства в области драматургии, сценического искусства, литературы и культуры [фото]
  • Предприятия и организации республики представили свои лучшие достижения на выставке «Достояние Севера» [фото]
  • Сергей Гапликов поздравил академика Асхаба Асхабова с 70-летием
  • Сергей Гапликов обсудил с Владимиром Драчевым перспективы развития биатлонного спорта в Республике Коми [фото]
  • Программа республиканских праздничных мероприятий, посвящённых 97-летию Республики Коми [фото]
  • В Коми отопительный сезон начнётся без сбоев в установленные сроки
  • Александра Бушуева назначена на должность постоянного представителя Главы Республики Коми в Государственном Совете Республики Коми [фото]






  • Города проекта "Region-news"